Ирина Виноградова: Какие овощи мы едим

24 октября 2016 года

Виноградова Ирина Владимировна
Ирина Виноградова
Председатель Высшего совета РИПИ

На вопросы об исследовании овощной продукции, проведенном РИПИ весной-летом 2016 года, отвечает Председатель Высшего совета РИПИ Виноградова Ирина Владимировна.


Какой основной результат исследования овощей?

Основной результат — это высокий процент опасной продукции (65%). Только прошу обратить внимание, что этот процент только от того объёма продукции, который мы исследовали и это далеко не весь Московский рынок. При этом нужно не забывать, что свежие овощи – продукт ежедневного рациона, доступный по цене для большинства граждан, что делает риск от его потребления не кратковременным, а устойчивым.

Получается, что две трети исследованных овощей признаны опасными. Кто несет ответственность за это?

Было бы неправильно всю ответственность за это возлагать на Роспотребнадзор. В данном случае мы имеем дело с недоработками действующей системы контроля в данном сегменте рынка и, в том числе с неработающим принципом системы декларирования, когда производители не сообщают об используемых пестицидах при декларировании своей продукции. Декларация, по сути, заполняется авансом на будущее (например, на три года вперед), то есть производитель в течение этого срока не должен изменять условия производства, хранения... Только в этом случае декларация о соответствии будет гарантом безопасности продукции для потребителей.

Факт обнаружения неразрешенных пестицидов показывает, что не все производители предоставляют достоверную информацию. И это проблема не только импортной, но и отечественной продукции. Можно и нужно делать ставку на добросовестность производителей, но при этом должны работать серьезные штрафные санкции, которые бы действенно наказывали недобросовестных декларантов.

Помимо безопасной продукции потребителю должны гарантироваться полная и достоверная информация о ней. Ситуация с маркировкой овощной продукции сильно отличается в худшую сторону от других видов продуктов питания. Одна из причин этого - отсутствие единых обязательных требований к данной продукции в части маркировки.

В этой связи необходимо ввести в действие (разработать и принять) технический регламент Таможенного союза "О безопасности свежих фруктов и овощей", что позволит установить единые обязательные требования к данной продукции. Возможно, в ходе разработки техрегламента будет пересмотрен и список пестицидов, обязательных к проверке. Напомню, что сейчас обязательны к проверке только два (!) пестицида, которые, по нашим сведениям, производителями практически не применяются, то есть их проверка просто нецелесообразна.

Часто в магазинах овощи вообще без маркировки, указана цена за килограмм и номер кнопки на весах, трудно даже понять из какой они страны. Как эксперты РИПИ отбирали образцы?

Все верно, нашим экспертам пришлось побегать по магазинам в поисках образцов с полной маркировкой. Если этикетка отсутствовала или информация на ней была неполной, то такие овощи не закупались. Исключением стали только овощи торговой марки "ВкуссВилл", у них не было маркировки (это специфика реализации овощей данной торговой сетью). Но, эту торговую марку мы специально включили в исследование, так как они позиционируют свою продукцию как натуральную. По ней отдельно запрашивались необходимые документы.

Ну и как, это утверждение "ВкусВилла" подтвердилось?

Часть образцов оказалась безопасной, другая — нет. Например, отечественная капуста была признана безопасной, а вот капуста из Узбекистана под торговой маркой "ВкуссВилл" — опасной. Один образец картофеля отечественного производства признан опасным. А морковь ТМ "ВкусВилл" признана единственным безопасным образцом из 11 исследованных.

Где закупались овощи?

В торговых сетях, которые посещают обычные покупатели. Это: "АШАН", "Перекресток", "ДИКСИ", "Пятерочка", "Магнит", "ВкусВилл", "МЕТРО Кэш Энд Керри"... Сразу оговорюсь, что сеть "МЕТРО" доступна не для всех, но это единственное место, где по первому требованию предоставляют декларации о соответствии. Для нашего исследования эта информация была важна.

Сейчас мы подвели итоги в целом по исследованию, вслед за этим планируем проанализировать статистику, в том числе и по местам закупки образцов. Например, сколько всего образцов было куплено в АШАНе и сколько из них безопасных. Эту информацию мы обязательно опубликуем и доведем до сведения самих торговых сетей.

Исследование РИПИ разделило безопасную продукцию на две части: без пестицидов и с разрешенными пестицидами. Какой смысл в этом, ведь формально это все безопасная продукция?

Формально да, но у потребителя должно быть право выбрать "чистую" продукцию, которая выращена без использования ГМО, синтетических пестицидов и регуляторов роста, и прочего. Маркировка такой продукции должна иметь отличительные знаки, обеспечивая тем самым приоритет ее производителям. Кстати, с 1 января 2017 года в России вводится в действие ГОСТ на продукцию с названием "био" или "органик" (ГОСТ Р 57022-2016) "Продукция органического производства. Порядок проведения добровольной сертификации". Подчеркну, что это стандарт на производство, а не на продукцию, в нем нет ничего, относящегося к реальной проверке безопасности продукции (я веду речь об испытаниях). Если производство сертифицировано по ГОСТ Р 57022-2016, значит мы можем предположить, что и продукция, выпускаемая на нем, будет соответствовать повышенным требованиям. Но, увы, как показывает жизнь, реалии оказываются далеки от идеала. Поэтому сам собой напрашивается и следующий нормативный документ, который регламентировал бы качество выпущенной органической продукции и методики ее проверки - по принципу доверяй, но проверяй!

Насколько опасны выявленные пестициды?

Здесь нужно разделить список выявленных пестицидов на "разрешенные" и "неразрешенные". Если содержание остаточных количеств разрешенных пестицидов не превышает допустимого уровня, то теоретически такая продукция безопасна. А вот в случае с неразрешенными пестицидами норм нет, поэтому можно только констатировать факт — опасно.

Почему "теоретически безопасна"?

Когда речь идет не об одном или двух пестицидах, а о множестве, то это уже химический коктейль. Эффекты низких концентраций пестицидов, накапливающихся в организме человека, а также их сочетание с другими загрязнителями изучены недостаточно. В нашем исследовании максимальное число пестицидов было выявлено в моркови. Из 11 участников 2 были из Израиля, так вот в них выявили 8 и 12 пестицидов!

Нужно сказать, что исследование вскрыло проблему с несогласованностью нормативных документов. В ходе анализа результатов исследования использовались три документа, регламентирующие пестициды: Государственный каталог пестицидов и агрохимикатов, Гигиенические нормативы содержания пестицидов и Единые санитарно-эпидемиологические и гигиенические требования.

При работе с этими документами эксперты РИПИ столкнулись со следующим фактом: в ходе лабораторных испытаний были выявлены пестициды, которые не разрешены для отдельно взятой культуры согласно государственному каталогу, но при этом они нормируются в двух других документах и, что важно, не отмечены как контролируемые для импортной продукции. Иными словами один документ не разрешает использовать пестицид для культуры, а другие – разрешают, устанавливая норму. Данная ситуация еще больше осложняется, когда Гигиенические нормативы устанавливает одну норму, а Единые требования – другую.

В настоящий момент РИПИ обратился за разъяснением по этому вопросу к разработчикам государственного каталога пестицидов и агрохимикатов.

Будет ли РИПИ информировать о полученных результатах соответствующие органы системы контроля?

Это входит в наши правила — извещать о результатах исследования как органы контроля (в случае выявления опасных товаров), так и производителей (продавцов). Исследование овощей проводилось в несколько этапов, начиная с апреля и заканчивая августом текущего года. Как только были получены результаты по первому этапу, то мы направили письмо в Роспотребнадзор. Это было еще в середине июня 2016 года. Спустя два месяца был получен ответ - формальная отписка, не имеющая никакого отношения к сути проблемы. К сожалению, мы столкнулись с полной незаинтересованностью этого ведомства. А ведь все, что нужно (помимо заинтересованности) — это провести документарную проверку на основе данных исследования. Посмотреть, что декларанты заявляли о своей продукции и сопоставить информацию, ну и, конечно, принять соответствующие меры.

Материалы на тему: